Українська Русский English
Отдых в УкраинеСтатьи для туристов

Речь одесситов и крымчан пестрит диалектами

2013-10-10 | просмотров: 2651

В разных регионах Украины существуют свои колоритные примеси в украинском или русском. Местные жители привыкли употреблять свои словечки в повседневной речи, чем могут здорово удивить приезжего, который уверен, что говорит с ними на том же языке.



Одесский жаргон принято гордо называть «одесским языком» — это выражение есть у Бабеля, Ильфа и Петрова, Жванецкого. Коренные одесситы уверяют, что благодаря особой манере разговора одесситы в любой точке земного шара узнают друг друга буквально с полуслова. «Все дело в особой интонации и манере построения предложений», — говорит коренной одессит Яков. Правда на Молдаванке, куда экскурсоводы водят послушать одесскую речь, услышать ее можно уже не так часто. Волны эмиграции разбросали коренных одесситов по миру, а возраст оставшихся не позволяет им много разгуливать по улицам.

До сих пор врунов в Одессе называют «фармазонами». Слово появилось в XIX веке как искаженное «франк-массоны» и было распространено среди простых людей, как пренебрежительное и обидное. Сейчас означает лживого, подлого человека, пытающегося урвать куш обманным путем. Чисто одесским считается и странноватое «химины куры», которое употреблялось по отношению к дельцу, предлагающему сомнительную сделку или выдающему отбраковку за товар высшего сорта. Сомневающийся покупатель мог произнести что-то вроде: «Да это какие-то химины куры!».

По легенде, на Алексеевском рынке в сердце Молдаванки торговала хитрая рвачиха Хима, которая могла заговорить зубы любому, при этом бросая на весы с отборным мясом телячью кость для весу, подсовывая дохлых кур или кошатину вместо крольчатины. В конце концов ее товар стал именем нарицательным, а ее прилавок люди стали обходить десятой дорогой. Ни ушлой торговки Химы, ни рынка, на котором она промышляла, давно уже нет, но память о «химиных курах» передается из поколения в поколение. Хотя у одесского писателя Валерия Смирнова на счет происхождения этого выражения другое мнение: «Хима — у евреев такое же распространенное имя как Иван у русских. «Химины куры» — это своеобразный синоним фразы «Иван-дурак». В этом ключе еще используют имя Шая. «Шая из трамвая» — эдакая простачка», — поясняет писатель.

Очень распространен в Одессе термин «кастрюльщик». Для любого горожанина ясно, что речь о человеке, занимающемся частным извозом. В Киеве их называют «грачами», в Москве «бомбилами». От кастрюльщика происходят и производные — «кастрюлить», «поймать кастрюлю», «ехать на кастрюле». Причем настощие таксисты очень обижаются, когда их тоже называют кастрюльщиками, ведь последние — их прямые конкуренты! Особо активны кастрюльщики утром и вечером, в час пик, когда горожане спешат на работу или торопятся скорее попасть домой. «Как правило, у кастрюльщика старые, еще советские машины, которым давно место на свалке, ездить на такой то же самое, что в кастрюле скользить со снежной горки, шума и грохота много, а удобства мало», — говорит таксист Александр Новик.

Креветки в Одессе именуются «рачками», причем независимо от размера и происхождения, будь то королевские креветки или выловленные в лимане крохи. Вопрос, почему укоренилось такое название, у торговок вызывает искреннее недоумение: «Ты, что из Сибири приехал? Еще скажешь, что арбузы на деревьях растут! — под дружный хохот подруг подтрунивает продавщица с Привоза Света. — Даже ребенку понятно, что большой с клешнями — это рак, а маленькие — рачки».

Едва приезжие выходят из поезда на перроне симферопольского вокзала, как их обступают встречают карпалы. Это особый вид водителей с почти экстрасенсорными возможностями. По внешнему виду каждого гостя Крыма они в считанные секунды определяют не только его статус и размер заработка, но и степень готовности заплатить. В любой уголок полуострова эти шоферы-горлопаны готовы доставить «с ветерком и комфортом», «почти по дармовой цене», которая потом почему-то окажется на порядок выше государственных тарифов.

Кто добрался до Севастополя, знает, что там круглосуточно по городу курсируют топики — разновидность маршрутного такси, переполненного местными и отдыхайками. Отдыхайки — те, кто приехал на полуостров расслабиться и набраться сил. Крымчане им немного завидуют, если честно. Но, несмотря ни на что, любят. Потому как без наплыва отдыхаек, куржей, сдыхов или куражопников нет сезона и заработка.

Бутылку в Одессе тоже называют по-своему — «флеш». Но не всякую, а лишь со спиртным. Говорят, это пошло от немцев, которых еще со времен Екатерины II в здешних окрестностях было множество. Те держали кабаки и спиртные лавки, а «Flasche» по-немецки — «бутылка».

Едва приезжие выходят из поезда на перроне симферопольского вокзала, как их обступают встречают карпалы. Это особый вид водителей с почти экстрасенсорными возможностями. По внешнему виду каждого гостя Крыма они в считанные секунды определяют не только его статус и размер заработка, но и степень готовности заплатить. В любой уголок полуострова эти шоферы-горлопаны готовы доставить «с ветерком и комфортом», «почти по дармовой цене», которая потом почему-то окажется на порядок выше государственных тарифов.

Кто добрался до Севастополя, знает, что там круглосуточно по городу курсируют топики — разновидность маршрутного такси, переполненного местными и отдыхайками. Отдыхайки — те, кто приехал на полуостров расслабиться и набраться сил. Крымчане им немного завидуют, если честно. Но, несмотря ни на что, любят, потому как без их наплыва нет сезона и заработка.